Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Category:

Говард Фаст «Евреи. История народа» (6.2)

Глава VI. «Иисус и христианство»
(продолжение)

* * *

Прежде чем выслушать от Фаста прямые обвинения против христианства, попытаемся понять истоки неприязненного отношения евреев к христианам. Причина не только в очевидной религиозной вражде (соперничестве) иудаизма и христианства, ведь тот же Фаст далеко не ортодоксальный иудаист.
Накануне христианской эры античное язычество, и мировоззрение вообще, находились в глубоком кризисе, скорее даже упадке. В то же время под влиянием греческой философии модернизированный стараниями раввинов иудаизм активно эволюционировал в мировую религию, рос его авторитет. Одновременно возрастало экономическое, культурное и политическое влияние иудейских общин.
На многих греков и римлян огромное впечатление производил воспринятый иудеями мистицизм древних учений Востока, религиозный фанатизм евреев. Монотеистическая иудейская доктрина покоряла умы и души. Фаст утверждает:
«Если бы не христианство, иудаизм стал бы главной религией западного мира».

Не сбылось.
«Есть такой легкомысленный стишок: «Средь красных цветов нету розы краснее, когда б не Иисус, все были б евреи».

Однако распространение иудаизма в античном мире отнюдь не привело бы к тому, что язычники обратились в евреев. Тут все хитрее. Собственно Евреи, как истинно Богоизбранный Народ, оказались объектом поклонения прочих, по выражению Фаста, «полуиудеев», превратились бы в привилегированный правящий класс. Вот от какой исторической судьбы спасло античный мир Христианство.
У Д.Е.Галковского в «Бесконечном тупике» есть парадоксальное суждение (Примечание №376):
… «У евреев, создавших христианство, - ненависть к Христу. Христианство это именно антииудаизм - "Умри ты завтра, а я сегодня". Как же в Израиле могла зародиться такая религия? Да только в виде провокации. Христианство это гигантская заглушка, гигантская двойная провокация. В отличие от других великих религий христианство возникло на пустом месте. Никакого Христа как исторической личности не было (и быть не могло по сути этого учения). Еврейская инфраструктура специально создала провокационную сказку, религию рабов. С одной стороны "нет иудеев и нет эллинов", а с другой - Бог еврей. Очень удобно. Превосходное дополнение к Пятикнижию (и Талмуду): "Око за око", а тут "бьют по щеке - подставь другую". Идеальная религия для неевреев, для гоев.
И вот провокация принялась, удалась из ничего. Сами же евреи со своим иудаизмом превратились в рудимент, в "атавизм". От такого злорадства и камень расплачется. Сделали для себя, а глупые арийцы поверили и какую культуру построили на этом. Рабу сказали: "Работай, меси свою глину, ну а после смерти тебе в стране дураков заплатят". Ничтожество поверило, но - что это? - какое просветлённое выражение лица, восторг, слёзы на глазах. Он стал чище и сильнее хозяина, а хозяин потерял в себя веру, в свою правильность, в осмысленную жизнь. Постарел, заболел и перед смертью сошёл с ума.
В этом-то и загадка происхождения христианства: евреи неожиданно для себя создали антиеврейский, антисемитский миф».


* * *


Собственно о Христе Фаст считает нужным сообщить следующие исторические сведения:
«… мы не знаем точно ни даты, ни места рождения Иисуса Христа; сведения о его жизни, которыми мы располагаем, обрывочны и противоречивы. Можно предположить, что Иисус возглавил одно из многочисленных восстаний против Рима. До нас дошли некоторые из его проповедей и наставлений, а также подробности его трагической смерти, однако на историческую сцену он вышел, прежде всего, благодаря трудам Павла из Тарса, который не был в числе учеников Иисуса и не разу не встречался с ним».

Фаст представляет Христа заурядным фарисейским проповедником-патриотом I века.
«Ему были ведомы и безжалостный гнет Рима, и страдания его народа. Все произнесенные им проповеди и притчи восходят к фарисейской мудрости. Брань Иисуса в адрес фарисеев – это, скорее всего, позднейшая интерполяция. Тысячи евреев были распяты римлянами, как Иисус. Клеветническое обвинение евреев в убийстве Иисуса, которое повторялось на протяжении веков, столь же бездоказательно и отвратительно, как и любые другие антисемитские построения».

Почему такие-то построения отвратительны? Потому что они антисемитские. А почему они антисемитские? Потому что отвратительные. Аминь.
«… из уст Иисуса мы слышим очень многое из того, что высказывали иудейские мыслители его времени. Он по существу проповедовал то же, что и раввин Гиллель. Его притчи были на устах фарисейских раввинов повсюду, а после его страшной смерти евреи вспоминали о нем с любовью и состраданием».

Тут Фаст явно предается буйным фантазиям, и умышленно вводит в заблуждение читателей. Он сам ранее утверждал, что единственным историческим свидетельством о факте существования Иисуса Христа является Новый Завет. А в Новом Завете не содержатся сведения о всенародной еврейской скорби по распятому Иисусу. Учитывая фанатичную воинствующую нетерпимость между различными иудейскими сектами и течениями, лютую ненависть, раздиравшую в то время евреев, то фантазии Фаста придется признать антиисторическими. Евангельский рассказ о дружном реве еврейской толпы – «Распни его!!!» - выглядит куда убедительнее.
«Скажем больше: апостолы и первые последователи Иисуса не были христианами, поскольку были евреями. Этим все сказано. Они не могли ни в чем обвинять евреев, потому что сами были евреями».

Фаст определенно зарапортовался. Сам же рассказывал, что идумеи и самаряне считали себя евреями, а Богоизбранные Евреи их за настоящих евреев не признавали, хотя и не гнушались использовать в своих целях. И если в те времена евреи массово истребляли друг друга, то почему бы Иисусу и апостолам не выступить с критикой фарисеев? Нет, не сходятся у Фаста концы с концами.
«Сомнительно, чтобы кто-нибудь из евреев-современников Иисуса когда-нибудь называл его Христом. Почему именно Христом? В древнееврейском языке есть слово машиах, означающие «помазание» или «мессия». Если последователи Иисуса действительно верили в то, что он «помазанник», они использовали обращение Иешу Машиах, а не греческий трескучий перевод Иисус Христос».

Вообще-то, ответ на рассуждения Фаста довольно очевиден, и таки напрашивается. Оттого и называли Иисуса «Христом», чтобы отличить от еврейского «машиаха». Ведь иудаизм лишь снаружи монотеистическая религия, а по сути своей остался язычеством, поскольку иудейский Б-г приватизирован (точнее, национализирован) Богоизбранным Народом.
«Как и раввина Гиллеля, Христа наверняка оплакивали в еврейских общинах всего мира, однако слезы эти затерялись в море слез, пролитых по всем бесчисленным мученикам евреям, которые умерли на кресте после прихода христианства.
Ответственность за это несет не Иисус, но Павел – наполовину грек, наполовину еврей, обученный ремеслу палаточника».

Собственно Христом Фаст более не занимается, основное внимание уделено обличению Павла.
Интересный вопрос, почему Фаст подчеркивает хотя и второсортное, но еврейство Павла? Такова еврейская диалектика. С одной стороны, полезно внушить христианам как можно большее почтение к иудеям, - раз христиане получили свою религию из рук евреев, то пусть уважают своих благодетелей. С другой стороны, небесполезно подчеркнуть, что такую убогую и зловредную штуку как христианство мог сочинить лишь неполноценный еврей, уродливый калека:
«… Он был низкого роста, кривоног (возможно в результате перенесенной в детстве болезни), с длинным носом, тяжелыми надбровьями, нависавшими над ярко-голубыми глазами, с глубокими вертикальными морщинами между бровями, которые он часто хмурил. И сегодня нередко встретишь еврея с такой внешностью. Павел постоянно страдал от физической боли и, возможно, был подвержен приступам эпилепсии, но был наделен неистощимой энергией и неукротимой волей».
«Что бы ни говорили евреи или христиане о Павле из Тараса (вначале он носил имя Савл), он был один из самых выдающихся людей в истории. Он сделал больше, чем любой другой для христианства и христианской церкви, - больше даже, чем сам Иисус, если не признавать божественной природы последнего».
«… Он был необыкновенно талантливым и изобретательным человеком, и многое из того, что он проповедовал и что стало основными догматами христианства, - плод его собственного синкретизма или фантазии. Павел был не чужд прагматизма и постоянно приспосабливал свои взгляды к конкретной ситуации».

Какой смекалистый полуеврей Павел не был, а христианство у него в сравнении с прогрессивным иудаизмом получилось довольно-таки отсталое:
«В основе его мировоззрения, отраженного в 14 посланиях ученикам, лежит концепция, очень напоминающая дуалистические взгляды древних персов: напряженная борьба между светом и тьмой, правильным и неправильным, добром и злом, - концепция, от которой иудаизм отказался несколько веков назад».
Фаст привел меня в полное недоумение: доказывать органические еврейские корни Христа и апостолов, и одновременно настаивать на том, что мрачный дух христианства глубоко чужд светлому иудаизму (еврейству). Фаст произносит путанную, но зато патетическую речь в пользу иудаизма. Понять что-либо из нее затруднительно, процитирую места толкующие смысл еврейской «богоизбранности».
«Как и любой человек каждый иудей напрямую общался к Всевышнему, разница была лишь в том, что иудей нес более тяжелое бремя. Он был избран Богом – не для вознаграждения, но для некой таинственной миссии, некой цели, которую нельзя ни обсуждать, ни объяснить». …

Такого рода сладенькие речи о тяжком Всемирном Бремени и Таинственной Миссии евреев наводят на нехорошие подозрения, что тебя прямо сейчас обжуливают как последнего лоха. Вот еще характерный пример еврейской риторики-диалектики.
«Исходя из логики своей религии, евреи стали пацифистами. Последователи Иисуса были переполнены любви и миролюбия не потому, что стали христианами, но потому, что все еще были евреями».

Каково?! И это говорится о I веке, когда евреи прославились истреблением иноверцев и беспощадным резней друг друга из религиозного фанатизма. Причем сам же Фаст только что и поведал нам историю кровавых безумств иудаизма, приведших Иудею к гибели. И что по поводу такого вот шизофренического еврейского вранья прикажете нам, антисемитам, думать?
Сами евреи на свою природную агрессивность слепы, никак её не осознают в себе. Это не только и не столько лицемерие (хотя и сознательного лицемерия хватает), а именно этническая слепота. Поэтому сентенции Фаста о миролюбии и гуманности фарисеев промеж рассказа об их же, фарисеев, жестокости и фанатизме и выглядят столь комично. Фаст даже не считает нужным обманывать (и не обманывает), он просто не видит противоречия. Евреи довольно искренне полагают, что раз их этническая агрессия протекает не в традиционных формах прямого разрушения чужой национальной государственности и суверенности, а посредством паразитирования на инородческих социальных институтах, - в сфере культуры, политики и экономики, - то они образец миролюбия и пацифизма.
По счастью, кроме мутных общих рассуждений о всемирной пользе иудаизма, Фаст привел краткий перечень расхождений иудаизма и христианства, как он их видит. Комментировать не хочется. Предмет спора сложен и обширен. Однако направление мыслей Фаста вполне прозрачно.
«Совсем иную религию проповедовал Павел. Тогда как раввин Гиллель считал, что по-настоящему почитать Бога – значит, прежде всего, «любить ближнего как самого себя», Павел учил, что лишь вера в Иисуса, пусть даже слепая, способна принести человеку спасение.
Павел утверждал, что человек в основе своей порочен (в результате первородного греха Адама и Евы), поэтому естественные, здоровые желания человеческой плоти грязны, исходят от сатаны, греховны.
Павел проповедовал бессмертие как награду за признание божественности Иисуса. Он сулил рай христианам и ад всем остальным.
Павел подменил этический кодекс, по которому иудей оценивал все свои поступки, понятием благодати.
Павел осуждал трезвый разум как заблуждение и основал свое мировоззрение на метафизике.
Назвав иудеев «сосудами гнева, готовыми к погибели», Павел положил начало главному заблуждению христианств – ненависти к евреям. Это привело к бессмысленному, жесткому и беспощадному уничтожению миллионов и миллионов человеческих жизней, к позору, который род людской не смоет до конца своих дней».

Об чем это последний пассаж, о каком таком «несмываемом позоре всего рода людского» идет речь?! Ужель о любимом Холокосте?.. Наверняка на Холокост намекают. И сомневаться нечего.
Это типичная еврейская наглость, конечно. Предъявить обвинение Апостолу Павлу как вдохновителю «холокоста», осуществленного девятнадцать веков спустя нацистами. Нацистами, в лучшем случае, равнодушными к христианству, а часто относившимися к христианству враждебно или презрительно. И эти люди называют обвинение в убийстве евреями Христа клеветническими! А ведь евреи начали свою Историю с холокоста: заклятию, поголовному уничтожению, предавалось нееврейское население Ханаана, истреблялись даже домашние животные (холокост – «всесожжение», вид тотального жертвоприношения, когда жертва сжигается целиком).
Если иудейский Б-г таков, каким Его хочет представить Фаст – не еврейский племенной божок, а Бог всех людей, - то тогда с иудейской точки зрения Холокост должно быть кара евреям за зверство и палачество над русским народом во время Великого террора 20-30-х годов. Именно чудовищные большевицкие деяния евреев в России послужили основанием для нацистского «окончательного решения еврейского вопроса».
Впрочем, объясняться с евреем бесполезно. Его прикладная идеологическая цель очевидна. Прежде всего, доказать евреям, что окружающие ненавидят их за высокие достоинства, завидуют еврейскому счастью, что все перед евреями навсегда и во всем виноваты. Эта идеология, понятно, должна сплотить еврейский народ. Подумали и о неевреях. Внушить христианству комплекс вторичности и неполноценности перед иудаизмом, а христианам – комплекс вины перед евреями. Фаст может быть в душе и атеист (очень на то похоже), однако его апология иудаизма и дискредитация христианства служит общееврейским национальным интересам.
«Павел начал разрушение фарисейского принципа всеобщей терпимости, сформулированного в кратком изречении Гиллеля: «Как хотите чтобы с вами не поступали, так не поступайте и вы». Эта мудрость, возросшая из иудейской традиции уважения незнакомца или чужеземца, а также из еврейских законов, составленных для удобства и защиты чужеземцев, превратилась в заповедь: «Как хотите чтобы с вами поступали, так поступайте и вы» - христианскую апологию и прозелитизма».

Одним словом, иудаизм – жизнерадостная гуманистическая религия, христианство – изуверская тоталитарная секта. Что тут скажешь…. Восприятие такого рода вещей в принципе субъективно, зависит от вкусов и точки зрения субъекта. Имеет значение и этническая предрасположенность.
Далее Фаст обсуждает причины идеологического поражения иудаизма от «учения Павла». В I-II вв. евреям удалось установить идеологическую гегемонию иудаизма в Римской империи. Ну, может быть, и не совсем полную гегемонию, но влияние иудаизма возросло необыкновенно – язычники обращались к иудаизму массами:
«… лучшие, наиболее мыслящие и чуткие элементы общества – помещики, ученые, философы, люди свободных профессий, мелкая аристократия – обратили свои взоры к иудаизму».

Обратить-то взоры они обратили, да вот только принимать их в полноправные евреи никто не собирался.
«Иудаизму чужд прозелитизм: евреи никогда не видели свою миссию в обращении иноверцев. Если в философском плане они и считают себя избранным народом, то избраны они лишь в смысле своего этического поведения. Они несут в себе религиозную веру, но не претендуют на то, что знают или выполняют волю Бога».

Неприятно выслушивать от Фаста прямую неправду. Евреи считают себя Избранным Народом не в каком-то там отвлеченном «философском» смысле, а в конкретно религиозном. И для того, чтобы стать настоящим евреем-иудеем вовсе не требуется никакое особое «этическое поведение» - за этичное поведение в евреи никого не принимают, а за неэтичное из евреев не исключают, - достаточно иметь правильное еврейское происхождение и быть обрезанным. И все. А в современном мире еврею и обрезаться не обязательно.
Фаст не желает честно сознаться в племенной нетерпимости евреев и пытается отделаться типичным еврейским анекдотом:
«… в греческих и римских городах обрезание вызывало суеверный ужас и считалось формой кастрации. В столь нестабильном обществе мужская импотенция была довольно распространенным явлением, и страх перед обрезанием мог привести к импотенции у некоторых мужчин, подвергшихся этой операции. Это не только лило воду на мельницу антисемитизма, но и удерживало тысячи язычников, страстно хотевших стать иудеями, от последнего шага».

Ха-ха-ха!
И все же, почему евреи «охотно принимали в свою общину тысячи язычников, которые хотели стать иудеями»? Получается так, что евреи вопреки собственным внутренним убеждениям сознательно поощряли принятие язычниками иудейского исповедания. Причем евреям было заведомо ясно, что новообращенные язычники не имеют шансов быть признанными подлинными евреями-иудеями, в соответствии с канонами иудаизма не могут быть причислены к Избранному Народу. То есть неевреев обращали в иудаизм из практических соображений еврейских национальных интересов, поскольку с увеличением числа людей, находящихся под влиянием иудаизма росло влияние еврейских общин.
«Таким образом, хотя тысячи язычников и приняли иудаизм, во много раз больше не решилось на обрезание и остались, так сказать, полуиудеями или практикующими иудеями. Они соблюдали многие из иудейских обрядов и поклонялись невидимому присутствию того, кого евреи называли Богом. Тех из них, кто умел читать по гречески, изучали Библию. Они отмечали Пасху и другие праздники. Многие общины позволяли им ходить в синагогу, если для них находилось место. В других общинах им позволяли строить собственные синагоги. Они верили в приход Дня Искупления, и вера эта приносила им успокоение. Однако их религиозные представления, так же как и вера в искупление, оставались на промежуточной стадии. Люди эти еще не сделали до конца свой религиозный выбор, а иудеи не прогоняли их, но и принимали в свое лоно».

В действительности евреи довольно активно проповедовали иудаизм в форме «для неевреев» (например, евреями от имени авторитетных греческих и египетских авторов выпускались многочисленные трактаты, где признавалось превосходство еврейской религии и приоритет еврейской мудрости). Агрессивная экспансия иудаизма породила антисемитизм среди образованных слоев Римской империи, это понятно. Но что удивительно, антисемитизм был весьма распространен и среди иудаизированных греков и римлян. Даже среди них обрезание считалось грязным еврейским суеверием. Люди ощущали неискреннее отношение к себе со стороны евреев, чувствовали, что из всего лишь используют в еврейских национальных интересах, и платили евреям той же монетой неприязни и презрения.
Античные авторы признавали за евреями, как добродетели, высокую социальную (национальную) дисциплину, строгость и сознательность соблюдения религиозных установлений в еврейских общинах, а в остальном… антисемитский взгляд на евреев за два тысячелетия поразительно мало изменился.
Однако не следует понимать дело так, что иудаизм исторически проиграл христианству лишь в силу этнической неприязни язычников. Иудаизм трактует не человека, но Народ (Богоизбранный, разумеется). Иудейский «монотеизм», при всех Вселенских мессианских амбициях, по сути, языческое однобожие, племенная религия. Христианство обращается к человеческой личности, душе, говорит о личном Спасении.
Торжество иудаизма в античном мире казалось неотвратимо.
«Этого, однако, не произошло, потому что на историческую сцену вышел человек, обладавший необыкновенной энергией, Павел из Тарса».

С точки зрения иудеев Павел проповедовал «подмену поведенческих и этических норм верой и сомнительные обещания спасения и бессмертия».
«Проповеди Павла вызвали у иудеев неприязнь, особенно призывом отказаться от обрезания и от Торы, как фундамента веры».
«Пусть жизнь невыносима, - учил Павел, - зато смерть будет прекрасной. Суровые этические требования иудаизма он заменил единственным и лишенным этического смысла требованием веры».
«… прежде всего он обратился к евреям, но те отвергли его».
«… он добился грандиозного успеха, обратив в свою веру не только язычников, но и множество полуиудеев».>
Старательно культивируемые евреями общины «полуиудеев» первые обратились к христианству. Обидно.
«В страдающем мире Павел нашел слова утешения для каждого человека – каждого, кроме еврея».

Чего говорить, апостол антисемитизма.
«Павел не был изобретателем антисемитизма, который появился вместе с евреями. В основе его лежала зависть и злоба. Злобу вызывало чувство избранности евреев, а зависть – их сплоченность, выходящая за пределы племени или страны, позволяющая им отгородиться от окружающего мира незримой стеной».

В общем и целом Фаст убедительно показал (сделал это невольно, сознательно он ставил перед собой цель ровно противоположную – возбудить сочувствие к гуманному иудаизму, обиженному бесчеловечным христианством), сколь важные религиозные и этнические мотивы лежат на дне бездны еврейской ненависти к христианству и христианам (не забудем и мотивы исторической мести, евреи абсолютно злопамятны).
У Христианства нет религиозных причин ненавидеть и преследовать иудеев. Во многом «христианский антисемитизм» есть реакция на ненависть и преследования со стороны иудеев, имеет значение и влияние на Церковь общественного мнения, - господствующего среди прихожан антисемитизма (как правило, изначально далекого от собственно Христианской религии). Политика, одним словом.
В конце главы Фаст рисует волнующую картину, как великодушные евреи укрывают христиан от преследования властей Римской империи.
«Утверждения некоторых авторов о том, что евреи преследовали или отвергали первых христиан, не имеют под собой оснований. Наоборот, в годы гонений христиан много раз избавляли от смерти собранные евреями деньги. Тысячи рабов-христиан благодаря евреям обретали свободу; еврейское влияние позволило предотвратить разрушение христианских синагог (или, как их потом стали называть, церквей). Христиане, прося у евреев помощи, не встречали отказа: евреи прятали их в своих домах, переправляли в безопасные места на своих судах, кормили и давали им кров – и это не в отдельных случаях, но в сотнях и тысяч и не время от времени, а постоянно, на протяжении трех веков».
«Христианская церковь к стыду своему вычеркнула из памяти эти годы, чтобы воспоминания о добре и милосердии евреев не смягчали сердца христиан».

Небольшое отступление. У евреев существует международная награда – не то почетное звание, не то орден – «Спаситель еврея». Присуждается неевреям за спасение, понятно, еврея. Такие случаи известны. Нередко неевреи укрывали евреев от нацистов. Но вот что мне подумалось, не известны противоположные примеры, что бы евреи спасали неевреев. Например, приходит еврейская чека убить русскую семью, а евреи соседи ее спасли. Пусть такого случая спасения и не было никогда, но ведь евреи с их способностями могли бы его легко выдумать, вышло бы убедительно. Нет. «На ум не идет». Отсутствует у евреев такая потребность.
Вернемся к рассказу Фаста о благородном спасении евреями первых христиан. Как бы помягче выразится, Фаст сильно увлекся, рисуя картину еврейского милосердия и христианской неблагодарности.
Выше сам же Фаст и показал, что нарождающееся христианство не могло не вызвать у правоверных иудеев ничего кроме злобы и ненависти. Не только религиозной, но и политической. Влиятельные иудейские общины делали все для уничтожения христианства: натравливали на христиан народ и государство. Римская власть менее всего интересовалась религиозными проблемами, она видели в христианах возможных повстанцев. Как справедливо указывает Фаст, христианство долгое время считалось – даже самими христианами – «еврейской сектой» (точнее было бы сказать, иудейской). После кровопролитных иудейских войн власти империи относились к еврейским сектам весьма настороженно. И, собственно, кроме иудеев, никто не мог объяснить римским правоохранительным органам, что христиане и есть такого рода «иудейская» подрывная организация. Евреи завалили власти доносами на христиан. Так что император Траян ввел определенные ограничения, принимался не любой донос.
Свирепым гонениям христиане подвергались около полутора веков, к концу II века репрессии ослабли. Иудеям не удалось выкорчевать христианство с корнем.
Рассказывая о помощи «евреев» христианам, или утверждая, что «ранние христиане называли и мыслили себя евреями, Фаст лукаво играет словами и смыслами. «Евреи»-христиане мировоззренчески были глубоко чужды евреям-иудеям. Чужды они были по большей части и этнически, так как христианами в массе становились «полуиудеи», т.е. увлекающиеся иудаизмом неевреи.
По мнению Фаста христианство принимали от безнадежности и отчаяния.
«Жизнь в языческом мире становилась тяжелее день ото дня, и отчаявшиеся и потерявшие надежду люди с тем большей готовностью принимали христианство».

Жаль, Фаст не объясняет, как и отчего в I-II вв. жизнь Римской империи с каждым днем становилась тяжелее и безнадежнее (в эту эпоху жизнь среднего гражданина была как раз довольно-таки благополучной). И каким образом она, жизнь человека, могла бы в обывательском смысле полегчать от принятия им христианства, жестоко преследуемого властями.
Несмотря на беспощадные репрессии, к великому разочарованию иудеев христианство выжило и окрепло.
«Ко времени правления императора Константина христианство добилось молчаливого одобрения – если не безоговорочного признания – наиболее жизнеспособной и мыслящей части населения Римской империи».

Христианство превратилось в весомую политическую силу. Император Константин в борьбе с соперниками опирался на христиан, при нем христианство было официально уравнено в правах с государственными языческими культами и получило государственную поддержку. Сам Константин христианином не был (принял христианство перед смертью), для него христианство было политическим выбором. Фаст горько жалуется на гонения евреев со стороны Константина:
«В 329 году евреям было запрещено совершать обряд обрезания над рабами, пожелавшими принять иудаизм. Евреям также запретили владеть рабами, исповедовавшими христианство, в то время как христианам позволялось иметь в рабстве как христиан, так и евреев. Год спустя подданным Римской империи было запрещено принимать иудаизм. Обращение в иудаизм каралось смертью. Смертная казнь ожидала тех евреев, которые обучали Торе неевреев или подстрекали их принять иудаизм».
«Евреям под страхом смертной казни не дозволялось жениться на нееврейках. Вообще все браки между евреями и христианами находились под запретом, за исключением тех случаев, когда иудей принимал христианство. Иудеек за брак с иноверцами карали смертной казнью так же, как и мужчин. В то же время евреям, обращенным в христианскую веру, были обещаны определенные привилегии и вознаграждения».

Объяснили б, что за беда такая евреям, когда еврейки не могут выходить замуж за неевреев? Наверное, среди евреев это общеизвестно, вот Фаст и не распространяется. Запретил бы кто русским жениться на еврейках, я бы не возроптал.
«Наконец, Константин вновь ввел в силу старый приказ императора Адриана, отданный им после восстания Бар-Кохбы, запрещавший иудеям появляться в Иерусалиме.
Так в западном мире укоренилось христианство и вместе с ним – священная ненависть к иудаизму».

Правильнее говорить о священной ненависти иудеев к христианству. И как обычно Фаст сильно преувеличивает иудейские беды. В сравнении с инспирированными иудеями свирепыми гонениями христиан меры, принимаемые Константином против евреев, следует признать куда как мягкими и умеренными. Иудеев всего лишь ограничили в прозелитизме, который, как мы знаем, у них имеет характер довольно-таки лицемерный и корыстный. И, наверное, не помешает напомнить, что после Константина римским императором был пользовавшийся поддержкой иудеев Юлиан Отступник, который в краткий срок своего правления в 361-363 гг. в противовес христианству безуспешно пытался восстановить языческие культы как государственные (формально была провозглашена политика веротерпимости, в надежде, что окончательно перессорятся христианские епископы). Однако Фаст этих тем более не касается и переходит к следующей главе. И мы последуем за ним.
Subscribe

  • возвращение Навального

    Итак, воскресший Навальный вчера вернулся на родину. Накануне тупорылые путинские охранители уверяли публику, что разоблачённый агент всех…

  • Грета победила!

    Глобальное потепление климата определённо остановлено. И даже повёрнуто вспять. Утонул в сугробах даже знойный Мадрид, куда шальные снежинки…

  • политическое банкротство Трампа

    Послевыборная кампания в США оказалась гораздо интереснее предвыборной. Вчера в первом часу ночи по московскому времени включил Евроновости, а…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • возвращение Навального

    Итак, воскресший Навальный вчера вернулся на родину. Накануне тупорылые путинские охранители уверяли публику, что разоблачённый агент всех…

  • Грета победила!

    Глобальное потепление климата определённо остановлено. И даже повёрнуто вспять. Утонул в сугробах даже знойный Мадрид, куда шальные снежинки…

  • политическое банкротство Трампа

    Послевыборная кампания в США оказалась гораздо интереснее предвыборной. Вчера в первом часу ночи по московскому времени включил Евроновости, а…