Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Говард Фаст «Евреи. История народа» (6.1)

Вот мы и добрались до, как думаю, ключевой главы. Истории во многом определившей дальнейшую еврейскую историю, развитие еврейского мировоззрения, отношение евреев с европейскими народами.
Глава обширная. Сегодня ее первая половина. Собственно об отношении евреев к Христу и христианству во второй половине, размещу завтра.

Глава VI. «Иисус и христианство»

Как помним, Фаст объясняет привлекательность иудаизма для язычников тем, что «еврейские общины оставались островками спокойствия» в море античного озверения. А вот что представляли собой эти обители пацифизма и братской любви в натуре, в изложении самого Фаста.
В I веке Палестину сотрясали перманентные еврейские восстания и повстанческие войны. Фаст во всем обвиняет алчность и жестокость римлян, дескать, разорительные налоги сподвигли мирных евреев на свирепые восстания и террор. Ох, слабо верится в социально-экономическую версию угнетения еврейских крестьян как главную причину иудейских войн.
После смерти Ирода среди евреев возникла партия иудеев фанатиков – зилотов («ревнители»). Как Фаст не уклоняется, как не доказывает, что зилоты противны мирному духу фарисеев и евреев вообще, а даже и с его слов понятно, что зилоты это радикальная фракция фарисеев, программой которых была открытая война с Римом.
«Их шайки держали под контролем караванные пути, нападая вначале только на греков и римлян, однако перестали щадить и еврейские караваны, считая, что заниматься торговлей в сложившейся ситуации могут лишь предатели и вероотступники».
«… Если до них доходили слухи, что какой-нибудь еврейский землевладелец или еврей-помещик благорасположен к римлянам, они нападали на его дом и вырезали всех до одного. Без кровопролития не проходило и дня».

Зилоты были еще сравнительно умеренные иудейские фанатики. Из их среды выделились законченные отморозки – сикарии («вооруженные ножами»). Сикарии прямо перешли к индивидуальному террору.
«В Иерусалиме, когда синедрион (своего рода еврейский парламент с ограниченными полномочиями) хотел одобрить какой-либо законодательный или политический акт, он созывал на одну из больших площадей до пятнадцати-двадцати тысяч человек. Начиная с 40-х гг. сикарии начали тайком проникать на эти собрания: спрятав ножи под одеждой, они высматривали свои жертвы – не только тех, в ком они видели пособников римлян, но и тех, кто при голосовании мог оказаться их противниками. Всякий раз, когда толпа расходилась, на площади оставалось лежать несколько трупов».

Гордость за изобретение евреями политического терроризма Фаст не высказывает.
Как ни странно, к сикариям присоединились презираемые фарисеями племена идумеев. Видимо, их объединила жгучая ненависть к еврейскому истеблишменту, да и сикарии нуждались в военной силе.
«К шайкам сикариев, насчитывающих до 50 тысяч, начали присоединяться еще около 20 тысяч идумеев, живших к югу от Мертвого моря и исповедовавших примитивный вариант иудаизма, в который их силой обратил печально известный Александр Яннай. Идумеи люто ненавидели евреев-фарисеев с их городами, плодородными землями, кораблями и синагогами».

Евреев переполняла злоба и ненависть: ненависть к неевреям, в первую голову, и злоба к враждебным еврейским партиям и кланам. В конце концов большинство евреев восприняли программу «национально-освободительной» войны, и в 66 году н.э. под руководством зилотов евреи восстали против Рима. Римский гарнизон Иерусалима уничтожен. Подошедшая из Сирии римская армия заняла часть Иерусалима, но не смогла взять штурмом хорошо укрепленную Храмовую гору и отступила с большими потерями. Палестину охватило всеобщее еврейское восстание.
«В греко-римских городах побережья, где евреи составляли меньшинство, тысячи из них пали жертвой антисемитов. Там, где евреи были в большинстве, им удавалось одержать победу».

Учитывая, с какой жестокостью еврейские повстанцы, «жертвы антисемитизма», расправлялись друг с другом, нетрудно догадаться об участи попавших им в руки неевреев. Так что античные антисемиты всего лишь защищались от беспощадной еврейской агрессии; предотвратили, где сумели, поголовное истребление иудеями греко-римского населения.
Фаст озабочен представить фарисеев светочем гуманизма-пацифизма. И доходит до нелепостей комичных в своем простодушии:
«Некоторые высокородные фарисеи взяли на себя руководство мятежниками, оставаясь при этом противниками войны».

Кому лицемерие, а евреям – гуманизм.
«… в начале войны с Римом зилоты приглашали высокородных фарисеев встать во главе мятежников, и хотя фарисеи шли на это с большой неохотой, они до конца, за исключением одного-двух случаев невольного предательства, сохраняли верность зилотам».

Одним из таких «невольных предателей» был прославивший свое имя «Историей Иудейской войны» высокородный фарисей и римский гражданин Иосиф Флавий (Йосеф бен Маттитйаху). Командующий северной Галилейской армией евреев.
«Солдаты Иосифа предпочли принять смерть и закололи друг друга. Он один остался в живых».

Как благодарно подмечает Фаст насчет Флавия,
«Он пишет о евреях с гордостью и любовью, горячо защищая их от антисемитских нападок греческого писателя и оратора Апиона. В его хронике ничего не выдает умонастроения или чувство вины предателя».

Кому коварство и предательство, а кому фарисейский патриотизм и пацифизм.
Римляне назначили командующим талантливого администратора и полководца Веспасиана, и он начал новое методичное наступление на иудеев. Разгромил северную армию Иосифа Флавия и двинулся на юг к Иерусалиму.
«… К тому времени к городским стенам стекались остатки разбитых отрядов зилотов. Когда защищавшие Иерусалим ополченцы и левиты из охраны Храма впустили зилотов в город, они совершили там переворот. Они перерезали всех фарисеев, которых смогли отыскать, и принялись за уступавших им в силе евреев-ополченцев, беспощадно уничтожая всех, кто отказывался перейти на их сторону».
«После этого сикарии, долгое время лишенные доступа в Храм, взобрались на его стены и напали на левитов. Силы были неравны, и через час на территории Храма не осталось в живых ни одного левита. Сикарии подожгли провиантские склады с запасами продовольствия, и в этом пламени сгорела надежда Иерусалима на то, что сможет перенести длительную осаду. Все, кто мог, бежали из города, спасаясь уже не от римлян, но от обезумевших сикариев».
«Умеренные зилоты, которых привела в ужас резня в Храме и бессмысленное убийство тысяч ни в чем не повинных горожан, выступили против сикариев. На помощь евреям в город вошли самаряне, многие из которых встали на сторону умеренных, тогда как в ряды сикариев влились несколько тысяч идумеев. Иерусалим превратился в огромную мертвецкую».

Римская армия неспешно подступила к Иерусалиму. Командовал римлянами сын Веспасиана Тит, тоже способный полководец. Сам Веспасиан по смерти Нерона в 69 году отправился в Рим становиться императором. Три предыдущих императора - Гальба, Отон и Вителий – пали в борьбе за власть. В Риме это был «год четырех императоров».
«Война евреев против евреев в городе продолжалась; из него исходил чудовищный, почти невыносимый смрад. Уцелевшие жители умирали с голоду. Сикарии заняли территорию Храма, откуда умеренные зилоты никак не могли их выбить».

По словам Фаста армия Тита без труда заняла Иерусалим. Тут он явно преувеличивает. Иерусалим, серьезная и обширная крепость, пал в 70 году после пятимесячной осады в результате многочисленных ожесточенных сражений и штурмов.
Из Иерусалима сумела сбежать часть сикариев. Они заняли построенную Иродом на неприступной горе крепость Массаду, где римляне осаждали их до 73 года. Когда падение крепости оказалось неотвратимым, сикарии совершили самоубийство.
По случаю взятия Иерусалима случилось Второе (и на сегодняшний день последнее) разрушение Храма. Фаст это важное для иудаизма событие как-то особо не отмечает. Кстати говоря, я так и не понял, кто и почему разрушил Храм в первый раз. Вроде бы это произошло во времена Вавилонского пленения. Однако вавилоняне разрушили лишь стены Иерусалима, и вообще обходились с евреями милостиво. Похоже на то, что в Первый раз Храм развалился сам по себе, будучи заброшенным иудеями.
Римлянам был чужд религиозный фанатизм, они его презирали, и им не дано было понять иудеев. Впрочем, евреям не дано понять римлян. Фаст огульно упрекает римлян в «бессмысленной жесткости», а между тем сам признает,
«… Тит пощадил евреев, переживших ужасную войну. Его милосердие, быть может, объяснялось любовью к Беренике, последней принцессе по линии Ирода и Маккавеев. (…)
Тит приказал накормить голодных пленников, и лишь главарям сикариев грозила казнь во время триумфальных празднеств в Риме».

Любопытный исторический факт. В Риме к даруемому полководцу титулу императора было принято добавлять название побежденного им народа. Например, за победу над германцами – imperator Germanicus. Однако Веспасиан и Тит отказались от титула imperator Judaicus, т.е. «жидовский», и приняли просто imperator. Для античных греков и римлян было характерно отношение к евреям как народу низменному.
Как бы там ни было, иудейское государство было разгромлено, евреи пуще прежнего стали покидать Палестину (по оценкам Фаста до Иудейской войны в диаспоре проживало не менее половины евреев).
«Фарисеи взяли на себя духовное руководство евреями не только в Палестине, но и во всем мире».

В этом-то и причина апологии Фастом фарисеев: фарисейский дух стал ядром еврейской национальной идеологии, основой этнического мировоззрения и самосознания.
Последнее крупное выступление евреев в Палестине под предводительством Бар-Кохбы (Сын Звезды, провозгласил себя Мессией) произошло в 135 году. Тогда иудеи зверски истребляли христиан (о чем Фаст упорно умалчивает). Восстание было подавлено, а евреев изгнали из Палестины. Как оказалось, на восемнадцать веков.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments