Pioneer (pioneer_lj) wrote,
Pioneer
pioneer_lj

Categories:

Говард Фаст «Евреи. История народа» (4)

Глава IV. «Изгнание»

В 597 году до н.э. Иерусалим захвачен вавилонским царем Навуходоносором, его стены разрушены, и с целью предотвращения восстаний еврейская аристократия и знать переселены в Вавилон. Это и есть так называемое Вавилонское пленение.
Судьба евреев изменилась много к лучшему. Изгнание было скорее почетной ссылкой. Как пишет Фаст, вавилоняне «питали к евреям глубокое уважение». Или в другом месте:
«Когда читаешь у Иосифа Флавия и в Библии рассказы о том, как вавилоняне обращались с евреями, создается впечатление, что вавилоняне испытывали, чуть ли не благоговейный трепет, но евреи этого не оценили».

Надо сказать, что халдеи и древние евреи близкородственные народы, говорившие на мало отличающихся языках. Именно халдеи приобщили евреев к учености, мировой торговле и финансам,… к Цивилизации. Трудно не согласится с Фастом, что именно Вавилонское пленение образовало того самого еврея, которого мы все знаем и любим.
«Период семидесятилетнего изгнания в Вавилоне – время появления или, вернее сказать, начала появления современного еврея».

С тех образом жизни стала Диаспора. Евреи принялись активно расселяться в чужих городах на мировых торговых путях, предпочитая жить замкнутыми общинами, связанными между собой религией и деловыми интересами. Вавилон стал крупнейшим еврейским центром, именно там была составлена Тора (надо думать, по халдейским образцам).
Стремительное изменение образа жизни древних евреев – с земледелия на торговлю – Фаст объясняет следующим образом:
«… жить, как земледельцы, они не могли. Возможно, они не могли полюбить чужую землю. Земля Израиля была для них священной, а в илистых каналах Вавилона они не видели ничего священного».
«Ничто не могло утешить скорбь изгнанников, оторванных от горячо любимого Иерусалима, ничто кроме полного освобождения, не могло смягчить их сердца».

Чистое лицемерие. Вавилонское пленение длилось исторически недолго, однако евреи отказались возвращаться из изгнания в «горячо любимый Иерусалим». «Скорбь изгнанников» утешили богатства мегаполисов древности.
Тут еще вот какая историческая загадка. Фаст упорно именует изгнание семидесятилетним. Между тем, начало переселение датируется 597 г. до н.э., начало возвращения 538 г. до н.э. Как не вычисляй, а получается менее шестидесяти лет.
Кроме торговли и финансов, евреи также активно занялись внутренней и международной политикой. С большой для себя выгодой предали халдеев в пользу персов. Весьма красочное описание сего славного еврейского деяния у Фаста:
«Евреев привлекала неуемная энергия Кира, он в свою очередь восхищался разносторонними познаниями евреев. Кир и его персидская кавалерия создавали новую империю, и вавилонские евреи помогли ему подготовить и осуществить план завоевания Вавилона. Кир явился как просвещенный освободитель…».
«Для евреев настали добрые времена, в эти годы в каждом городе Персидской империи возникали синагоги и еврейские общины».

А вот как Фаст оправдывает предательство евреями своих благодетелей:
«Несмотря на хорошее обращение вавилонян с евреями, те не могли забыть, что Вавилон разграбил Иерусалим, разрушил его стены».

Еврей легко найдет извинение своему вероломству в отношении неевреев. Вспомнит древнюю обиду и… оправдался в собственных глазах.
- Евреи, зачем вы миллионы русских людей замучили к гулагах?
- А черта оседлости!..
Итак, евреи ловко избавились от конкурентов халдеев. Следом стала жгучая идеологическая проблема: в благодарность за открытие ворот Вавилона Кир разрешил евреям вернуться в Иерусалим. Проблема была в том, что возвращаться в «горячо любимый Иерусалим» несчастным изгнанникам совсем не хотелось. Фаст выкручивается из щекотливого положения как может:
«После семидесятилетнего изгнания, когда персидский царь Кир разрешил евреям вернуться в Иерусалим, его предложением воспользовались большинство изгнанников, но значительная их часть предпочла остаться в Вавилоне…».

«Значительная часть» это сколько?
«В Иерусалим вернулось около 40 тысяч евреев, почти столько же осталось в Вавилоне».

А точнее? Конкретно дело было так. За прошедшее веремя население Иудеи разбрелось, Храм забросили, в окрестностях Иерусалима проживало несколько тысяч крестьян. Вельможа, виночерпий персидского царя Артаксеркса, еврей Неемия испросил и получил пост наместника Иерусалима. Его наделили широкими полномочиями и выделили под его командование военный отряд. Неемия принялся отстраивать Иерусалим и созывать евреев вернуться. Его поддержал влиятельный при персидском дворе еврейский священник Ездра. Общие усилия еврейских агитаторов и персидского государства дали следующий результат:
«… Ездра убедил более тысячи еврейских семей вернуться из Вавилона в Иерусалим, где им дадут дома, а также пахотную землю за пределами города».

Точные даты бурной сионисткой деятельности Неемии и Ездры не установлены. Однако можно утверждать, что их миссия проходила не ранее, чем примерно век или даже полтора после дозволения евреям свободно переселятся обратно на Историческую родину. К стыду древних евреев придется сказать, что они вовсе не спешили вернуться в «любимый Иерусалим».
Короче говоря,
«Большинство евреев, насильно переселенных в Вавилон, никогда не вернулись в Палестину»

Это цитата уже главы VII «Диаспора».
Время пребывания в Персии Фаст полагает счастливейшими в еврейской истории, отношения с персами в целом считает дружескими.
«Эта странная дружба не раз подвергалась тяжелым испытаниям, некоторые персидские сатрапы без энтузиазма относились к евреям, но в общем жили в мире и покое».

Здесь, по-видимому, содержится тонкий намек на удачный погром евреями их персидских противников (возможно, македонцев на службе персидского царя), которую резню евреи празднуют до сих пор (праздник Пурим). Если верить евреям, тогда они истребили 75 тысяч своих врагов, вместе с женами и детьми. На эту славную еврейскую победу Фаст почему-то решил не заострять внимание.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments